РЕМЕСЛЕННИЧЕСТВО
В РОССИИ

www.remeslennik.ru
   Этот вопрос во время прямой линии с Президентом России кружевница Алевтина Гамина задала Владимиру Путину. Глас народа был услышан. Вскоре в Нижнем Новгороде провели совещание по проблемам развития и сохранения народных промыслов, на котором представитель администрации Президента заверил, что вопрос кружевницы – на контроле, а народные промыслы – огромный культурный пласт России, который обязательно надо сохранить. Уже подготовлены предложения о мерах по поддержке и развитию народных промыслов.
   
   Правда, руководитель вологодского кружевного предприятия Владимир Школин не питает на этот счет иллюзий: «Все сохраняем, сохраняем… Развиваться надо!»
   
   Руссиш фантастиш
   
   А как развиваться, если в себестоимости продукции заработная плата составляет 80 процентов? В денежном выражении средняя зарплата на предприятии – 3100 рублей (в то же время в целом по Вологде – около шести тысяч). Кстати, это средняя зарплата по промыслам в России. Молоденьким девчонкам, пришедшим из училища, полагается тысяча с копейками, мастерицам высшего разряда – четыре – пять тысяч. При этом за современным словом «фирма» скрывается простое бабушкино наследство: согнутые спины, больные поясницы, набитые соломой бочкообразные подушки и много всякой сопутствующей премудрости, над которой не властен технический прогресс. Единственный «агрегат», используемый при производстве всемирно известной «росписи по воздуху», – нежные женские руки.
   
   Женщины сидят на стульях, поставленных в несколько рядов, в их колени упираются подушки с приколотой к ним работой, тихое бренчание коклюшек непривычному уху напоминает журчание ручья или капель. Это – цех. Целый день сидя на стуле кружевница перебирает в руках деревянные палочки. Привязанные к ним нитки (скрученные обязательно в левую сторону) послушно ложатся, куда велено. Миллиметр, еще миллиметр… Долго рождается красота. Завитки, петельки, «сосульки»… Еще половина работы не сделана, а глаз уже не оторвать.
   
   Ноу-хау вологжанок – сцепное кружево. То есть сшитое (сцепленное) из кусочков. Творят его так: художник придумывает узор, вырисовывает его на бумаге, просчитывая каждый нитяной шажок, а кружевница потом, прикрепив кальку к подушке, копирует рисунок с помощью ниток. Если вещь маленькая, например, воротник, рисунок помещается на одном куске бумаги и работать с ним будет одна кружевница. Чтобы смастерить крупное изделие, части рисунка – «сколки» – плетутся отдельно друг от друга. Чем крупнее и сложнее вещь, тем большее количество кружевниц ее плетут: каждая по небольшому кусочку. Потом все части соединяются воедино, и получается чудо. Красота неописуемая. Где соединяли кусочки – даже с лупой не разглядишь. Узор не сбивается ни на миллиметр. Как делают – не поймешь. Дилетанту остается только руками развести – руссиш фантастиш.
   
   Приезжали китайцы, удивленно цокали языками: мы компьютер придумаем, говорят, он так же свяжет. Кружевницы только посмеялись: до них немцы были, тоже компьютер собирались сделать. Двадцать лет уже делают…
   
   Некоторые госчиновники, у которых народность ассоциируется, видимо, лишь с деревенской избой, предлагали предприятие разогнать: пусть женщины сидят по домам и плетут. Заказы им будут развозить, а потом забирать – дешево и славно. Но мастерицы знают: качественную и высокохудожественную вещь в таких условиях не создашь. Получится стилевой разнобой, и изумительной однородности сшитого из кусочков полотна будет не добиться.
   
   Голодный промысел
   
   Вот уже два века вологжанки превращают нитки в снежинки, цветы, узоры, замысловатые орнаменты – иногда кажется, что вещь просто скопировали с зимнего расписанного морозом окна. Правда, двести лет назад плели кружева в основном из золотых да серебряных нитей для княжеских и церковных одежд. С появлением окна в Европу стали подражать Западу. Однако спустя время, завиток за завитком, выплели северные мастерицы свой особый узор, «отпочковались» от мирового кружевоплетения.
   
   Чуть ли не сказки сегодня рассказывают вологжане о землячке-помещице, ставшей первой настоящей нянькой юного тогда еще вологодского кружева. Говорят, она искала по деревням 5 – 6-летних девочек, в которых каким-то особым чутьем угадывала будущие способности к рукоделию, забирала их к себе в усадьбу, растила-учила до 12 лет, после чего давала им работу, за которую платила такое жалованье, что девушка могла содержать на него все свое оставленное семейство. Когда девушке исполнялось 28 лет, помещица находила ей мужа, отпускала работницу на свободу и даже предоставляла ей возможность открыть собственное «дело».
   
   Кружевницы-кормилицы работали по 16 часов в сутки, не разгибая спины. Зато на деньги, вырученные от продажи кружева, жила подчас вся семья, учились дети.
   
   Сегодня, глядя на солидные ценники, прикрепленные к вологодскому кружеву в торговых точках, покупатели уверены, что кружевницы в вологодском масле катаются. Увы. Ручной труд (кружевница в месяц успевает сплести примерно одно небольшое изделие или часть от большого), налоги, равнодушие государства слизывают это масло подчистую. В отличие от царских времен мастерица сегодня может прокормить в лучшем случае лишь одну себя. И то если после рабочего дня еще часа три-четыре плетет дома.
   
   Сейчас на вологодской кружевной фабрике работают 54 штатные кружевницы. Плюс 21 надомница и участок в Усть-Кубенском районе, где 19 мастериц. Итого – 94. Да еще несколько художниц – золотой фонд предприятия, – выдумывающих рисунки и узоры. Это все, что осталось от многотысячной когда-то артели вологодских мастериц.
   
   Местное училище каждый год выпускает 30 юных кружевниц, но они по понятным причинам почти в полном составе уходят на сторону. За последние два года с предприятия уволилась половина работниц – ушли в торговлю, в кондукторы. Остались самые стойкие и творческие. «Уютные в своем промысле», как кружависто (с чем поведешься…) выразилась о себе и подругах пообщавшаяся с Президентом мастер участка кружевоплетения Алевтина Гамина.
   
   Когда дело взяло за душу, выплетают женщины свои узоры до самой смерти. «Ежели помру, так ты отнеси кусочек-то на фабрику, доплети», – просит бабулька свою внучку. Самой старенькой кружевнице-надомнице предприятия – 87 лет…
   
   Шаль для Грушеньки
   
   С 1870 по 1896 годы на выставках в Санкт-Петербурге, Москве, Нижнем Новгороде и Чикаго вологодские кружева завоевали массу призов, дипломов и медалей.
   
   Второй рассвет вологодского кружева пришелся на социализм: музей предприятия полон грамот, медалей, памятных знаков, есть там даже две рубиновые звезды – за трудовые успехи в двух пятилетках. На 25-й международной ярмарке в Пловдиве в 1959 году большую золотую медаль получила изысканнейшая скатерть «Снежинка», сплетенная по рисунку Виктории Ельфиной.
   
   Не без удовольствия вспоминают женщины, как целых два года плели наряды для хора имени Пятницкого. В домах у вологодских кружевниц – самые большие в городе коллекции автографов: почти все российские знаменитости здесь были, вздыхали-покупали.
   
   Для фильма Ивана Пырьева «Братья Карамазовы» вологжанки восстанавливали пообтрепавшуюся древнюю кружевную шаль. Режиссер захотел, чтобы на плечах Грушеньки лежала именно эта шаль, а не какая-то другая – пришлось подбирать нитки, вплетаться в рисунок. Среди поклонниц вологодского эксклюзива – Людмила Гурченко, Елена Образцова, Ирина Архипова, Надежда Кадышева.
   
   Год назад четыре месяца подряд весь коллектив кружевниц плел шторы для чиновницы из правительства Лужкова. Почти три метра на три. Уникальная получилась вещь. Уникальность работы на зарплате кружевниц, правда, не отразилась…
   
   Впрочем, здесь все вещи уникальные. Манто, пелерины, жакеты… Не одежда – мечта. В том же музее хранится большая скатерть, пережившая пожар.
   
   А мечта кружевниц – чтобы результаты их работы стали по карману даже небогатым россиянам. Пока же скатерочку тысяч за семьдесят купит, прямо скажем, не каждый.
   
   Каков же рецепт сохранения и развития промыслов?
   
   – В первую очередь нужны налоговые льготы, – говорит Владимир Школин. – Ни один российский регион не предоставил предприятиям народных промыслов льготу по налогу на прибыль. Кроме Москвы. Но даже если нас освободят от всех налогов, нужны дотации, федеральные заказы, создание оптовой сбытовой сети. Если честно, лучше всего промыслы жили при царе – тогда в бюджете специальный пункт был. Промыслы поддерживало государство.
   
   Кстати
   
   Десять лет – с 1943 по 1953 год – валютой Страны Советов были… кружева. Исторический факт: 40 тысяч вологодских кружевниц в обмен на вооружение, продукты питания и прочие блага «второго фронта», звонко постукивая коклюшками, плели изысканные украшения для английских интерьеров – занавеси, скатерти, чехлы для мебели, салфетки и прочее.
   
   Англия 40-х годов минувшего века млела от вологодского кружева. Россия 2000-х забыла о нем, как забывают о дорогой, но не обязательной в быту вещи.
   
   После прямой линии с Президентом в вологодской кружевной жизни забрезжил очередной рассвет…

Печать

Источник: Российская газета Элина Труханова

2003 - 2020 © НДП "Альянс Медиа"
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100